Как Формула 1 изменила Баку и стала визитной карточкой города

Промоутер гонки, создатель трассы и знаменитый пилот — о том, почему необходимо посетить Гран При

bakucitycircuit.com. Дэвид Култхард на фоне стен старого Баку
© bakucitycircuit.com. Дэвид Култхард на фоне стен старого Баку

Менее трех месяцев осталось до старта Гран При Азербайджана Формулы 1. Подготовка к гоночному уик-энду идет полным ходом, в чем убедился, побывав в Баку, корреспондент Sport.ua. О том, что Формула 1 в Баку — это не только гонки, но и крутые концерты мировых звезд, рассказал промоутер Гран При Ариф Рагимов. Главный строитель трассы Том Бутчер поведал о некоторых технических нюансах строительства сооружений бакинского этапа и о жизни в столице Азербайджана, а Дэвид Култхард сравнил местную трассу с трассой в Монако, дал совет молодым пилотам и объяснил, почему он — человек «Мерседеса».



Ариф Рагимов и Дэвид Култхард

Исполнительный директор Baku City Circuit Ариф Рагимов говорит по-русски, охотно отвечая на многочисленные вопросы.

— Мы просмотрели, что пользовалось популярностью в прошлом году, а что — не особо. Убрали все лишнее, добавили то, что люди просили, и оставили самое лучшее. Мы сделали детскую школу вождения, много разных развлечений, маленьких концертов. Мы больше концентрируемся на музыкантах, развлекательных персонажах, которые двигаются по всей зоне свободного размещения. В плане концертов, как и в прошлом году, у нас будет три звезды (в 2016 году в Баку выступали Крис Браун, Энрике Иглесиас и Фаррелл Уильямс — Sport.ua). В четверг будет открыта зона свободного развлечения, можно будет там прогуляться, сходить на автограф-сессию. С четверга по воскресенье дни наполнены развлекательными мероприятиями.

— Какая стоимость билетов в этом году?
— У нас сейчас закончился скидочный период. Самый дешевый билет на данном этапе стоит 60 манат (1 евро =  2 маната - Sport.ua) И самый дорогой билет, если я не ошибаюсь, 690 манат.


 

— Этот билет включает в себя два направления — спортивное и культурное?
— Да. Отдельно билет приобретать не нужно. Если покупаешь билет на гонку, то он включает в себя все. Сейчас мы разрабатываем новую зону свободного развлечения, которая нацелена непосредственно на людей с ограниченными возможностями, но которые хотят побывать на гонке. Это будет зона развлечения в парке, которая находится около второго поворота. Там у нас будут недорогие билеты. Пока что мы ценовую политику не разработали, только сейчас начинаем эту зону развивать. Там будет небольшое количество развлечений: большой экран, на котором можно смотреть гонку, там будет вид на саму трассу, без трибун, только с подиумом. Также там будет возможность покушать и приобрести футболки.

— Чем вы в наибольшей степени гордитесь из того, что вы сделали?
— Если не смотреть на гонку, то я горжусь нашими концертами. У нас в прошлом году было три замечательных концерта, все они прошли на ура. У нас было больше 20 000 человек на каждом концерте. Люди наслаждались, радовались. Были фанаты звезд, которые там выступали. Все танцевали, веселились. Это был хороший, большой праздник. Когда смотришь со стороны и понимаешь, что мы все стремились именно к этому, это большая гордость для нас.

— Сколько людей задействованы в организации?
— У нас постоянный штат — чуть больше ста человек. Штат, который мы мобилизируем каждый год — в общей сложности 700 человек.





В офисе Baku City Circuit

— Включая волонтеров?
— Нет, это только контракторы, сотрудники. С волонтерами, со всеми государственными организациями, которые работают с нами во время гонки — около десяти тысяч человек.

— Как вы продвигаете ваше мероприятие? Есть ли различия в продвижении в разных странах?
— Сейчас мы подошли к цифровому веку. В плане маркетинга направление более-менее у всех одно — через социальные сети. Направление одно — цифровое. Мы участвуем в туристических выставках, в автовыставках. Преимущественно стараемся продвигать нашу группу непосредственно через соцсети. На каждый рынок нацелена своя аудитория. На каждый рынок выделяется определенное количество средств. Один из самых больших рынков — Россия, бывшие страны СНГ и Ближний Восток. Но сейчас у нас очень увеличились потоки из Западной Европы. К нам из Англии, Германии приезжают много туристов. С этого года облегчили процесс получения визы. Сейчас получить визу можно, заполнив очень простую форму в Интернете и оплатив 20 долларов, и все это онлайн. Заполнить форму занимает две минуты, я сам пробовал, 20 долларов оплачиваешь с карты — и в течение трех рабочих дней у тебя на электронной почте уже готовая виза.

— Вы к этому приложили руку?
— Нет, это сделала государственная компания. Очень просто и эффективно. Мы очень приветствовали это и были приятно удивлены. когда увидели, насколько это просто.

— Жителям стран экс-СССР нужна виза?
— Нет. Практически всем странам СНГ не нужна виза.

— Вы говорили немножко про другие шоу, которые, возможно, будете продвигать. Можете рассказать, что для туриста в Баку интересно, кроме Гран-при?
— В принципе Гран-при сам из-за того, что это большой фестиваль, большой праздник, интересен всем. Но непосредственно украинцам интересно то, что до Баку долететь достаточно просто, из Киева лететь три часа. Думаю, привлекает то, что легко и быстро долететь, и так много можно увидеть за эти дни. Инфраструктура есть, городской туризм, можно провести время на пляже. Есть более курортная зона, где есть пляжи, достаточно хорошие отели.





На рынке в Старом городе

— Имена музыкальных звезд еще не называете?
— Имена практически известны. Не все, может быть, но одно-два известны. Сейчас мы ждем завершения наших переговоров — и сразу их огласим.

— Это будут звезды мирового уровня?
— Да.

— Теперь поговорим непосредственно о Гран-при «Формулы-1». Вы сказали, что в контексте развлекательной программы больше всего гордитесь концертами. А именно с точки зрения организации заездов что вы видите главным достижением своей команды?
— Если смотреть на прошлую гонку, факт того, что мы потеряли время, приняли все и все прошло достаточно хорошо, все были довольны... Учитывая то, что у нас было мало времени, это тоже нас заставляет гордиться, мы рады этому достижению. К нам начали поступать контейнеры с болидами «Формулы-1». 

Во вторник в течение дня мы разгрузили шесть 747-х боингов с 900 тоннами оборудования. 

Даже со стороны «Формулы-1» было большое и приятное удивление, насколько это было оперативно и четко сделано. Все было правильно скоординировано между службами, полицией, аэропортом и т.д.

— Насколько правоохранительные органы обеспечивают безопасность?
— Мы работаем практически со всеми государственными организациями для проведения гонки. Даже сложно вспомнить, с кем мы не работали, потому что все как-то задействованы, везде есть контактные лица, с которыми можно постоянно обсудить те или иные вопросы.

— По-моему, год назад в Баку была организована вечеринка — 100 дней до первого Гран-при в истории Баку. Прошло немного больше года. На ваш взгляд, как изменилось восприятие бакийцами «Формулы-1» за это время? Люди стали лучше разбираться в устройстве автоспорта? Стало ли им интереснее?
— Я могу судить по определенным людям, с которыми общаюсь, которые никогда не были заинтересованы в этом. Так как сейчас они могут увидеть и почувствовать, что это такое, им это стало намного интереснее. Это проходит в их стране, поэтому они как-то уже готовятся к следующему году, смотрят, что происходит на каждой гонке, чтобы понять, что будет происходить в Азербайджане. То есть да, они стали ближе. Еще в прошлом году люди не знали, чего ожидать, не понимали. Они никогда не были на «Формуле-1», поэтому до конца не понимали, что на самом деле она из себя представляет. После того, как они увидели, что такое гонка «Формула-1» и практически всем это понравилось, многие ждут непосредственно этой гонки, этого праздника, они хотят увидеть больше картинок из Баку и с болидами «Формулы-1». То есть в принципе люди воспринимают достаточно открыто.

— Год назад вы рассказывали, что один из главных инструментов продвижения — концерты звезд мировой величины. Сейчас концерты и развлекательные программы по-прежнему остаются одним из главных способов привлечения. Или у вас появились дополнительные инструменты для привлечения?
— Воспитать в нашей стране культуру спорта — длительный процесс, который начинается со школ, университетов. Потом эти люди вырастают в фанатов автогонок. Концерты, вечеринки — это достаточно простой способ, чтобы привлечь людей сейчас. Пока что это единственный способ привлечь местное население. Мы видим, что потихоньку растет интерес и непосредственно к гонке.

Если будет все нормально, если мы будем продолжать проводить «Формулу-1» в последующих годах — может быть, со временем люди к этому привыкнут и начнут интересоваться больше гонкой, нежели развлекательной программой. В принципе это наш долгосрочный план.
 

— Вы говорили, что для создания спортивной культуры в стране нужно много лет упорного труда. Но также одно из необходимых условий для проявления этой культуры — национальный чемпионат. Существуют ли в Азербайджане национальные спортивные чемпионаты? Могут ли любители куда-то обратиться, чтобы поучаствовать в гонках?
— Пока что нет, потому что у нас нет трека. Есть какие-то картинговые автодромы, достаточно маленькие, а трека нет. И пока что не планируется его построить. Поэтому, скорее всего, если что-то подобное появится, гонщики будут в других странах, где они смогут развиваться. Это очень долгий процесс, выращивать гонщика нужно с восьми-девяти лет, чтобы он стал кем-то. Если мы начнем сегодня — будет что-то видно через десять лет.

— Когда год назад у вас спрашивали о самой сложной задачи в организации гонки, вы сказали: «Один из промоутеров сказал, что организация гонки — это большой чек-лист, который нужно пройти по очереди». Какие пункты из этого чек-листа оказались самыми неожиданно сложными?
— Я бы сказал, что это были те пункты, которых не было в чек-листе. Меня сегодня спросили, сколько людей вовлечены в организацию гонки — 10 тысяч человек. Это не какое-то косвенное вовлечение, а прямое. Это огромная машина, которая должна работать как одна. Нельзя, чтобы одно колесо крутилось вперед, а другое — назад. Нужно, чтобы все крутилось в одном направлении, чтобы все было синхронно, скоординированно. Сейчас, год спустя. я считаю, что самое сложное — сделать так, чтобы все эти 10 тысяч человек работали как один механизм и каждый четко понимал, что и когда ему нужно делать. Вот этого, к сожалению, в чек-листе не было.



Год назад. Фото interaztv.com

— В прошлом году вам не удалось полностью собрать все трибуны. В связи с этим вы каким-то образом скорректировали свою программу продвижения Гран-при? Или количество зрителей на трибунах должно расти естественным образом — проводить гонки, показывать сервис, и рано или поздно люди начнут ходить на трибуны?
— Есть две стороны. Само собой, со временем растет интерес к гонке. Мы видим, что интерес на данный момент поднялся невероятно. Количество билетов, которое мы продали на сегодня только иностранным зрителям равносильно общему количеству билетов, которые мы продали в мае прошлого года. Есть фактор того, что люди увидели это по телевизору и хотят приехать сюда. С точки зрения местного населения, как я уже сказал, они увидели, как проходят гонки — и хотят ее посетить. Помимо этого, само собой, мы больше ориентированы на местное население, потому что у нас нет столько номеров в отеле и т.д. Это уже более долгий процесс. Я думаю, что процесс запущен, и в принципе он идет правильно. Думаю, уже в этом году мы сможем увидеть результат.
А на счет того, что не были до конца заполнены трибуны в прошлом году... Мы начали смотреть определенные кадры на разных трибунах во время гонки, было достаточно неплохо. Проблема была во время квалификации и свободного заезда, как и везде в мире. На свободный заезд почти никто не приходит, на квалификацию приходит только половина людей, возможно. Это общая проблема, которая существует во всем мире. Вторая проблема — то, что было жарко. Сидеть на трибуне в 30-градусную жару, даже несмотря на то, что мы сделали навес над некоторыми трибунами, но угол солнца был не тот. То есть были элементы, которые нам было сложно поправить. В этом году тоже даже не знаю, как мы сможем это поправить.

— Каким вам как поклоннику этого вида спорта видится идеальный гоночный уик-энд?
— Во-первых, я считаю, что, исходя из опыта в Бразилии в прошлом году (когда остановили гонку, были красные флаги, пауза с интервью со всеми гонщиками и т.д) и насколько возросло количество именно телезрителей в этот период — возможно, людям будет интереснее смотреть две гонки покороче. В плане квалификации... 

Не знаю, нужно что-то придумать, чтобы гонщики делали побольше кругов. Потому что один круг — это не то, что хотят видеть зрители. Есть идеи, чтобы привлечь зрителей — сделать так, чтобы зритель был ближе к гонщику, к самому экшену. 

Как конкретно это сделать — пока у меня нет никакого представления. Возможно, это сегодня невоплотимо, но посмотрим, будет ли возможность сделать это через несколько лет.

— Как проводить время в Баку? Есть тайная жизнь в Баку?
— Моя тайная жизнь — офис, а потом дом. (Смеется) Баку — город многогранный, можно отдохнуть по-разному. Летом можно поехать на пляж, пойти в хорошие рестораны, просто прогуляться по городу, посетить старый город, устроить шоппинг. У нас есть все условия.

— Что экзотического можно посоветовать туристам?
— Можно поехать в Гобустан, час езды от Баку, это заповедник в Азербайджане. Там есть пещеры с рисунками древних людей. Это в Азербайджане популярное место, куда можно отвезти гостей. Это удивительно, там наскальные рисунки, сделанные сотни тысяч лет назад.

— Знаменитая гора Янардаг...
— Да. Это гора с пламенем, которое выходит из-под земли.

— А что насчет вечеринок?
— Во время гонок мы устраиваем много вечеринок. Так есть три-четыре клуба. Город небольшой, поэтому клубов немного. Самые известные клубы — «Energi Club», «Eleven». Они гостеприимные. Все, кто приезжает сюда, могут сходить туда, погулять.

— Может, есть какие-то секретные?
— Я таких не знаю. Думаю, клубы только для местных развиваются в странах, где огромное количество туристов, и местные хотят устроить что-то для себя. Так как мы в принципе новое направление для туризма, пока что, кроме этих клубов, ничего не образовалось. Но в имеющихся клубах достаточно весело и хорошо как для туристов, так и для местных. Мы очень гостеприимны и принимаем всех. И всех водим в одни и те же места (Улыбается).



Знакомство Тома Бутчера с Арифом сыграло ключевую роль в его карьере. Вот уже уже 6 лет Том живет в Баку. Перед гонкой 2016 года получил приглашение от промоутера гонки поработать с командой Baku City Circuit в подготовке Баку к Формуле 1. Кажется, что об этом городе и о трассе, за которую он отвечает, может рассказывать бесконечно.

— Я занимался строительством объектов для Европейских Игр, когда Ариф Рагимов пригласил меня работать в его компании. Как вы понимаете, я принял его предложение, но мне следовало еще закончить строительство водного дворца «Aquatic». Собственно, я это и сделал. В этот момент Ариф мне не сказал, что речь идет о Формуле-1. С того момента меня фактически здесь задержали, я так и не покидал страну (Смеется). Компания, в которой я работаю сейчас — «Baku City Circuit», местная компания. Я наслаждаюсь работой там. Сейчас мы начали строительство пит-лейна, гаражей для команд. 1 апреля мы начнем строительство трассы, в частности будем расставлять бетонные блоки, возводить заборы, ограждения и прочее, чтобы все работы были завершены к 1 июня. 

Самое уникальное в этот раз — расположение паддока. Это временное строение: мы строим его, убираем и снова строим. Мы оставляем только дороги, а все остальное — временное.

С другой стороны, уникальность трассы в том, что из современного города мы переезжаем в старый. Здесь есть три особенности, которых нет и, скорее всего, никогда не будет ни у одной другой трассы. У нас есть самый узкий кусок, который был утвержден Международной автомобильной федерацией, который проходит как раз мимо старого города (ширина участка трассы в том месте — 7,6 метра — Sport.ua).



Дэвид Култхард и Ариф Рагимов на том самом участке шириной 7, 6 метра. Фото bakucitycircuit.com

Мы используем уникальные стальные барьеры, которые защищают машины. Если в случае удара машина касается барьера — он резонирует и отбрасывает машину обратно на трассу. Ни одна другая трасса в календаре «Формулы-1» не обладает такими барьерами. Это барьеры американского происхождения.

Третья особенность этой трассы — то, что здесь большой кусок, порядка пятисот метров, который разделен бетонной стеной, где машины несутся в противоположном направлении. У Сингапура есть такой кусочек, но он действительно маленький. Здесь же он располагается на длинной прямой, который выводит пилотов из последнего к первому повороту, они разгоняются. Собственно, это еще одна особенность нашей трассы, потому что здесь достигается максимальная скорость во всем календаре «Формулы-1».

Еще одна особенность — брусчатка, которую мы покрываем асфальтом на время проведения гонки.

Что касается планировки трассы, никаких изменений нет. Что касается скорости машин, перед нами стоят две задачи от Международного союза, мы их должны соблюдать. Мы вам говорили о том, что есть фактически барьеры безопасности, они выстроены вдоль некоторых участков этой трассы. Там, где повороты 13-й и 19-й, нужно просто барьеры немножко удлинить.

Как сказал Дэвид Култхард, трасса является вызовом для пилота. Компания-производитель уже поставила нам новые, более безопасные барьеры, они будут установлены в пяти уголках. Они будут занимать первую линию защитной полосы. Это фактически единственное изменение, которое произошло с прошлого года, больше ничего.

Фактически для того, чтобы разместить здесь эти машины, больше особых изменений не было. Трасса, как мы и говорили, протяженностью шесть километров. Здесь 20 поворотов или же виражей. Мы достаточно хорошо подготовили трассу. В прошлом году это был первый опыт.

Трасса есть, есть возможности, ширина та же, скорость. Все зависит от того, насколько агрессивно пилоты будут вести свои машины.



Том Бутчер

Том продолжает рассказ, переключившись на особенности гостеприимного Баку, демонстрируя знание истории города.

— Здесь уникальные люди, уникален сам город. Я здесь живу шесть лет, и по-прежнему ко мне здесь очень дружелюбно относятся (Улыбается). Для меня это как моя семья. Люди всегда очень дружественно настроены, всегда приходят с хорошими идеями.

Посмотрите на современные строения типа Flame Towers. У нас есть здание филармонии, которое было построено в 1912 году, это палладианский стиль. Изначально это здание служило как казино. Власть поменяла назначение здания и стала функционировать как филармония, потому что там была замечательная акустика. Совсем недавно открытый рынок, который в Баку в свое время функционировал, заново стал работать, его полностью восстановили. Обратите внимание на здания старых шести школ в Баку, на крепостную стену, на стороне бульвара есть кукольный театр. Также у нас есть Дворец бракосочетаний, до революции он служил резиденцией Муртуза Мухтарова, нефтепромышленника. Здание построено в стиле французского классицизма. В 1901 году на Баку пришелся 51% мировой нефтедобычи, поэтому здесь была большая концентрация денег и богатства.



Бакинские Flame Towers вечером

Конечно же, резьбу по камню вы увидете, поэтому многие дома, когда они строились, отличались именно уникальной резьбой. Что касается Баку, это достаточно космополитная среда, культура здесь тоже не монотонная, потому что наряду с чертами мусульманской культуры вы также можете проследить определенные характеристики христианства, то, что присуще иудаизму. Интересный прецедент заключается в том, что они фактически вместе работают и живут.

— Куда посоветуете пойти пообедать? 
— Есть ряд небольших ресторанчиков в старом городе. Подается в основном баранина. Есть у нас несколько рыбных ресторанов.

— Что насчет выпивки и где можно потанцевать?
— Есть такое тоже. Страна в принципе мусульманская, но ограничений на алкоголь нет. То есть вы можете купить алкогольные напитки в любых местах. И да, город достаточно безопасен. 



К этим словам Тома Бутчера стоит добавить, что поздно вечером я абсолютно спокойно прогуливался по городу, причем не только по центру. Никаких приключений с криминальным привкусом. И парочка штрихов к культурному наполнению бакинской жизни. В такси, которое меня везло из аэропрорта в отель, водитель слушал джаз. Самое примечательное из похода в торговый центр — джаз-банд, который исполнял популярные джазовые композиции среди пестроты магазинов и рекламы.



Центр Гейдара Алиева (на заднем плане справа), построенный по проекту  Захи Хадид, в 2014 году был признан лучшим зданием в мире 

Знаменитый пилот Дэвид Култхард приехал в Баку по приглашению организаторгов дать оценку трассе. С удовольствием раздавал интервью и автографы, фотографировался с болельщиками и прогуливался по городу. Встреча с Дэвидом произошла в ресторане Sumakh, где он дегустировал традиционные блюда местной кухни.

— Насколько сложна трасса в Баку?
— Многое зависит от того, как сама трасса выстроена. Допустим, трасса в Валенсии — там разгон в основном. Там нет ничего интересного, захватывающего. Другое дело — трасса в Монако. Там есть холмы, вы поднимаетесь, делаете виражи, потом спускаетесь. Это очень интересная трасса. То же самое — бакинская трасса. Вы проезжаете вдоль старого города, вам, конечно же, нужно сбавлять скорость. А потом вы выезжаете на дорогу — и там скорость резко возрастает. Для пилота самое главное — правильно рассчитать, где сбавить скорость, а где прибавить. Если вы не рассчитываете скорость правильно, то врезаетесь.

Будучи британцем, конечно, я поставлю после Баку на первое место трассу Silverstone Circuit. Кроме того, для меня очень специфической является трасса в Монако, потому что я дважды одерживал там победу. Я никогда не был чемпионом, но если говорить о великих чемпионах — эти люди всегда выигрывали в Монако. Трасса в Монако схожа с бакинской, потому что она тоже проходит по городу. Наверное, есть еще трассы, с которыми можно было бы сравнить Баку. Это три трассы, которые проходят прямо в городе. 

Трассу в Валенсии можно отбросить сразу, потому что она неинтересная: разгон, торможение, разгон, торможение. С бакинской трассой больше схожестей имеет трасса в Монако — поворот в казино, извилистая трасса.

Так же, как и здесь. Ты несешься по прямой, потом влетаешь в старый город. У тебя захватывает дух и ты должен принять решение, на полной скорости ехать или нет.

— Что бы вы посоветовали молодым пилотам?
— Прежде всего хочу сказать, что всем нужно оказаться в картинге, потому что ты поймешь, как работает автомобиль, поймешь динамику автомобиля. Именно оттуда все начинается. Это совет №1. Если ты уже находишься в картинге, второе, что нужно делать — следить за собой. Нужно себя полностью этому посвящать, начиная от диет и заканчивая хорошей физической формой. Я знаю много хороших пилотов, которые были немного ленивыми и недостаточно времени уделяли своему физическому состоянию. А именно это и делает разницу между хорошим пилотом и блестящим. Есть, конечно, исключения: Сенна, Шумахер. Я бы сказал, что Хэмилтон тоже относится к числу таких исключительных гонщиков. Но в основном нужно следить за собой. Если в раннем возрасте ты не выкладываешься, не следишь за собой, что за стимул у тебя будет, когда ты достигнешь высот, выкладываться там? Если не начинать с самого начала правильно заниматься спортом, следить за питанием и работать в картинге, то ничего не получится. И третий совет — должна быть колоссальная работоспособность, нужно полностью на этом сфокусироваться.

— О каком автомобиле вы можете сказать: «Да, это моя машина, я говорю с ней на одном языке»?

— Я абсолютно человек «Мерседеса». 

Мой отец всегда покупал «Мерседесы». Это ощущение, когда в дом приезжала новая машина, я в нее запрыгивал, новые запахи, нажимал на новые кнопочки, крутил новый руль. То есть вся моя жизнь связана с «Мерседесами». Уже в 1995 году я купил автомобиль «Мерседес» 1971 года. Почему я выбрал эту машину? Потому что это год, когда я родился. Я не просто купил эту машину для себя. Я купил ее для своего будущего сына. Тогда еще я не знал, что встречу свою жену, что у нас будет ребенок, мальчик. Я не знаю, что он захочет сделать с этой машиной, но для меня это легенда, которую я для себя придумал — что мой сын будет ездить на «Мерседесе», который я купил, который такого же возраста, как я.

Фото автора

Автор — Михаил Реуцкий, Sport.ua

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Интересные факты
Комментарии
    Пионер
    Пионер, 27.03.2017 13:42
    +3
    «Мерседес» 1971 года, если версия в кабриолете, он офигенный, катался на таком, правда на пассажирском сидении, тогда еще не имел водительских прав, хотя ездить уже умел... но дядя не доверял
    Андрей Штогрин
      Андрей Штогрин, 27.03.2017 15:20
    +1
    Нефть есть - ума не надо!
    Jeck
      Jeck, 27.03.2017 16:57
    +6
    Андрей Штогрин, 27.03.2017 15:20
    Нефть есть - ума не надо!
    В нас є прекрасна земля, чорноземи про які безліч країн тільки можуть мріяти.
    Але ми на них вирощуємо набагато менше ніж ті країни, де таких родючих грунтів немає.
    І якщо би в нас була нафта, то не факт що ми були би заможніші.
    Під словом "ми" маю на увазі середньостатистичного українця.
    Тоні Монтана
      Тоні Монтана, 30.03.2017 20:36
    +1
    Jeck, 27.03.2017 16:57
    Андрей Штогрин, 27.03.2017 15:20
    Нефть есть - ума не надо!

    В нас є прекрасна земля, чорноземи про які безліч країн тільки можуть мріяти.Але ми на них вирощуємо набагато менше ніж ті країни, де таких родючих грунтів немає.І якщо би в нас була нафта, то не факт що ми були би заможніші.Під словом "ми" маю на увазі середньостатистичного українця.

    зато кошмарили сусідів "українським світом" ))))))))))))) тай армію можна було огого які утримувати будь у нас нафтодоллари
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.